На главную

 

Справедливейшие весы
Архиепископ АНТОНИЙ (Медведев)

«Приидите боголюбивии вси, крест честный возносимый видяще, возвеличим купно».

В художественно-образном языке чудного нашего православного богослужения Крест Господень сравнивается с «весами справедливыми». На церковно-славянском языке это выражено словами «мерило праведное».

«Посреде двою разбойнику мерило праведное обретеся Крест Твой».

Вот перед духовным взором нашим Голгофа в день нашего искупления от греха, проклятия и смерти.

Искупитель Господь наш на Кресте. Как Человек Он распят, а как Бог все взвешивает, все испытывает.

И Он – между двумя разбойниками, которые распяты на их крестах.

Один из разбойников, как сущий предтеча большевиков, злобно богохульствует.

Но другой, унимавший первого и сам покаявшийся разбойник... О, как запал его образ в душу христианина, в сознание всей Церкви! С каким умилением мы слушаем в Великий четверг вечером, когда об этом «разбойничьем покаянии» читается в восьмом страстном Евангелии и затем когда запоют о разбойнике благоразумном. Столетия и столетия поют и поют о нем. Смиряются сердца поющих, а ответно смиряются и сердца слушающих. Но кто то озлобленный и не захочет смириться, кто то, несчастный, не захочет, упорно не захочет отойти от своей злобы. И между всеми стоит распятие, как изображение того голгофского Креста Господня, справедливейших весов, с которых все взвесил и взвешивает невидимый нам Сын Божий.

Как же действуют весы Креста по изъяснению церковной песни?!

«Посреде двою разбойнику мерило праведное обретеся Крест Твой: овому убо низводиму во ад тяготою хуления, другом же легчащуся от прегрешений к познанию богословия. Христе Боже, слава Тебе!»

Итак, тот (богохульник) низводится в ад тяжестью своего богохульства, а с другого сбрасывалась тяжесть прегрешений, чтобы он познал Того, о Ком богословствовал, то есть, чтобы более и более познавал Того, Кого назвал Господом.

Так злоба и богохульство заставляли одну чашку весов падать вниз, а вера, покаяние, смирение и самоосуждение благоразумного разбойника устремляли другую чашку весов вверх.

Потому то на наших восьмиконечных изображениях Креста Господня «подножие», или нижняя перекладина Креста изображается символически косо, как бы перекладина весов, на которых одна чашка весов опускается вниз, а другая поднимается вверх.

Левая сторона креста от нас, это правая от Господа, распятого на Кресте. По преданию покаявшийся разбойник был распят справа, его призвание к Царству Небесному и обозначено подъемом подножия Креста, тогда как с другой стороны обозначено падение и осуждение непокаявшегося разбойника.

Это действие Креста, как справедливейших весов мы можем назвать божественной всеправедностью, а то что Христос Спаситель, как истинно Воплощенная Любовь простер на Кресте пронзенные Свои руки ко всем людям, молясь за Своих распинателей, это Его же пребожественная всеблагость.

Он взвешивает и испытывает, Он же и призывает.

Тайна сочетания Его всеправедности с всеблагостью, это тайна нашего спасения и тайна будущей жизни.

Всеблагость – умиляет, возвышает, ободряет, а всеправедность удерживает нас в сознании ответственности за каждый поступок, слово и мысль...

«И доброго ответа на страшнем судищи Христовом у Господа просим!»