На главную

 

Слово на Пасху Христову святителя Ханькоуского Ионы (Покровского; +1925 г.), прославленного Русской Зарубежной Церковью в октябре 1996 г.

Христос Воскресе!

Вот, уже несколько лет Пасху Христову встречаем мы среди ужасов и потоков крови мировой брани. Радость Воскресения, неодоленная и всеми силами, вновь сходит на землю, объятую величайшей скорбью, политую слезами сирых и несчастных, шумящую воплями и стонами народов – мучеников за веру и правду Божию...

И неужели невыносимые страдания сотен тысяч человеческих душ не вознаградится Высшею Правдою?

На этот вечный вопрос есть лишь один удовлетворительный ответ – это воскресение Господа нашего Иисуса Христа из гроба. Только радость Воскресения с избытком покрывает всю скорбь мира и не может быть побеждена ею во веки!

Воскресение Господа осмысливает человеческую скорбь, возводя ее на степень искупительной жертвы за океаны людских беззаконий. Всякий страдалец, верующий в Искупителя мира, участвует в таинстве Креста Христова, и тем приближает тот миг невыразимого блаженства, когда зло и смерть будут навсегда побеждены Воскресшим, - небо сольется с землей, и положено будет начало новой жизни, от одного созерцания которой забываются моря человеческой крови и жутких страданий... Мученики всех веков, стран и народов, полные светлого торжества, воспоют Господу Богу песнь любви и благодарности, ибо всецело поймут тогда Божьи цели в бытии вселенной.

Воскрес Христос – и все становится ясным, как Божие небо в прекрасное майское утро; верится в Божественную Правду, царящую над миром, и сквозь все ужасы мировой брани – ярко сияет над миром святая любовь Христова... Муки лучших людей не напрасны: ими покупается высшее благо, счастье вечности, и один миг этого реально грядущего великого счастья, бесконечно превышает все земные бедствия...

Блаженны те страдальцы, которые полны этой немеркнущей надежды, и среди этих многочисленных страдальцев, нам, конечно, ближе всего – наша мать страдалица – Святая Русь...

Если поставить более или менее широко вопрос – что совершается сейчас в жизни русской? – то правдивый ответ будет краток:
– «Голгофа»...

С зачатка дней своих пошедшая крестным путем, Русь пришла теперь в область особой напряженности ужаса и страданий, среди которых уже близко великое: «Совершилось!»

Голгофу жизни русской не олицетворяют только последние годы междоусобицы – муки наши давно разлились в науке, живописи, литературе, архитектуре, музыке, искусстве вообще – всюду страдание за идеал, за достижение правды.

Одна из лучших, по правдивости, живописных характеристик наше самобытности – Нестеровская «Святая Русь». Посмотрите, как идет она от своей жизненной «Голгофы» к «Воскресению», – идет, измученная в бурях жизни, – к тихому пристанищу – Христу и Его правде!

Муки исторической и социальной жизни народа русского дали даже песне его минорный тон; он, как говорит Некрасов, «создал песню, подобную стону»...

Создал многое народ русский в основу культуры родной – своим необычайным терпением и трудом – и с чем же переплетаются эти драгоценные свойства!?
Народ русский, как характеризует его Некрасов, – «до смерти работает, до полусмерти пьет»...
Если не брать порочных исключений, то объяснение и пьянства будет одно: – С горя...
Вспомните интеллигентного алкоголика – одного из героев бессмертного Достоевского – Мармеладова...

Чего искал он, проводя все время в пивных и трактирах?

– «Скорби, скорби искал я на дне его, – говорит он, опоражнивая бокал в компании Раскольникова: – скорби и слез... Искал и нашел»...

И затем, посмотрите, какая глубина надежды христианской на воскресение человека и веры в благость Господню оказалась в нем, когда он в фантазии своей рисовал великое милосердие Творца к слабоволию пьяненьких.

– «Приидите все пьяненькие, приидите все слабенькие», скажет, по мышлению Мармеладова, Христос им не страшном суде:
«Свиньи вы»...

Вот, какая вера в безмерную любовь Господню к Его согрешающему, но, все же, венценосному созданию; вера в торжество человека, в его перерождение, в обновление жизни...

Вера в будущее вдохновила Раскольникова бодро идти к искуплению вины страданием и через то – к своему возрождению, и повести за собою Соню Мармеладову, идущую тернистым путем жизни.

Вспомните, замечательное место из «Преступления и наказания», где Раскольников и Соня углублены в евангельскую главу о воскрешении Лазаря!

Вот – момент, когда в их жизненной Голгофе «совершилось» спасение от прошлого, зажглась новая светлая жизнь над мраком отринутого порока...

Люди, несомненно, тяготевшие к Правде, тосковавшие по ней, но бывшие как бы во гробе человеческой закоснелости, – настолько почувствовали силу Христову, что, вместе с ожившим Лазарем, вышли из своего гроба, почувствовали в себе живую жизнь, дающую способность к деятельной любви...

И весь русский народ, верующий во Христа и Его правду, верит и в свое воскресение и в обновление жизни, в ее страданиях закаляя волю свою.

Эта вера в воскресение кладет светлые блики на траур искусства и, например, хмурый Чехов устами нескольких героев говорит: «Мы увидим жизнь светлую, радостную, прекрасную, мы порадуемся и отдохнем... Я верю горячо, страстно»...

Суммировка, так сказать, тоски самых разнообразных людей русского общества сводится к недостигнутой Правде Божией, каждым по своему понимаемой, но все же – Правде...

А так как единая совершенная Правда – Бог, то, следовательно, и стремления людей повести жизнь по правде, так сказать «по-хорошему» – могут быть приравнены к рвению жить «по-Божьи», возродиться для новой жизни.

Человеку нужен Бог и нужно бессмертие для веры в торжество человека.

– «Если бы не было Бога, – говорит герой Чехова в «Палате Ь 6», – то Его выдумали бы люди... А я глубоко верю, что, если нет бессмертия, то рано или поздно изобретет его великий человеческий ум»...

Смотрите: два «если» и какая вера в «венец творения», в его немеркнущее сияние.

– «Если бы не было Бога... Если нет бессмертия...» – тут так и чувствуется ваожность наличия того и другого.

Народ русский воскресение свое, а затем и бессмертие в жизни загробной и исторической, найдет только путем страданий, ибо он верен Тому, Кто Сам через страдания дал ему возможность достижения истинной жизни в свободе...

Вот почему страдания не страшны русскому народу, помнящему слова Своего Божественного Учителя: «В мире будете иметь скорбь – но мужайтесь: Я победил мир».

Несомненно и в нынешнем году Пасха Христова наполнит сердце русских людей целыми потоками небесного света и ангельского ликования.

Все так же как и раньше, всемощным и вечным победным торжеством будут звучать на всем миром святые слова великого приветствия – Христос Воскресе!