На главную

 

Надгробное слово иерея Александра Анчутина на отпевании митрофорного протоиерея Алексия Охотина

 

От редакции: В понедельник, 21 января, по благословению Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви епископ Манхэттенский Иероним, викарий Восточно-Американской епархии, совершил Божественную литургию и отпевание протоиерея Алексия Охотина в Благовещенской церкви в районе Флашинга (Нью-Йорк) в сослужении клириков приходов, непосредственно подчиняющихся Председателю Архиерейского Синода, и Восточно-Американской епархии. После шестой песни канона иерей Александр Анчутин, настоятель Покровской церкви в Глен-Кове (Нью-Йорк) и зять почившего, произнес нижеприводимое надгробное слово, опубликованное на сайте Восточно-Американской епархии. Погребение было совершено на кладбище Ново-Дивеевского женского монастыря, а затем сестричеством Покровской церкви г. Наяка во главе с Е.Ю. Лариной была предложена поминальная трапеза в большом зале имени протоиерея Серафима Слободского, находящемся на территории этого прихода.

"Имперец, зарубежник, настоящий пастырь"

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Возлюбленные отцы, братья и сестры,

Сегодня мы собрались, чтобы проводить в последний путь, проститься с добрым пастырем, настоятелем святого храма сего – протоиереем Алексием Охотиным, которого по милости Своей Господь поставил пресвитером Своей Церкви почти 53 года тому назад, из которых больше 40 лет о. Алексий был настоятелем именно этого – Благовещенского, Богородичного храма. Под покровом Богородицы прошла почти вся жизни о. Алексия. Будучи семинаристом, о. Алексий иногда помогал, возил Курскую Коренную икону. Когда дошло время о. Алексию венчаться, вступить в брак – милостью Божиею Богородица в своем образе, который среди нас сейчас (отпевание было совершенно в присутствии Одигитрии Русского Зарубежья, Курской Коренной иконы Божией Матери – прим. ред.), присутствовала на венчании о. Алексия. И после венчания, вместо трапезы, вместо гостей, о. Алексий с матушкой везли икону в Синод. И вот с тех пор, постоянно Богородица покрывала своим покровом, и своим честным образом, нашего любимого батюшку.

Отец Алексий – это та страница истории нашей любимой Русской Зарубежной Церкви, которая все быстрее и быстрее, к сожалению, уходит именно в историю. Отец Алексий был имперец; о. Алексий был настоящий зарубежник; о. Алексий был настоящим пастырем. Он один из немногих, если не последний священник, которого руколожил еще приснопамятный Митрополит Анастасий (Грибановский – прим. ред.) – второй Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви. И с тех пор самоотверженно о. Алексий служил Богу – служил так, как это заповедовали ему отцы нашей Русской Зарубежной Церкви. Отец Алексий пошел на священство зная, что он, может, будет и страдать; зная, что крест это нелегкий; зная, что никакой выгоды себе, никакой заслуги, он в этом не ищет. Он любил Бога так, как мы слышали в заповедях блаженства, как мы слышим в Евангельском чтении: всем сердцем и всей душой своею. Отец Алексий так же воспитал свою семью: всех своих детей, которые все служат Церкви Христовой. Отец Алексий стал духовником многих священников, которые здесь присутствуют, и воспитал целую плеяду русских зарубежных батюшек и диаконов, которые сейчас служат Церкви Христовой. Отец Алексий был духовником многим и наставником молодого нашего поколения. Больше 40 лет он трудился в лагере НОРР, воспитывал разведчиков и разведчиц, которые стали священниками, и матушками, и служат Церкви, и просто стали добрыми настоящими християнами.

Отец Алексий был очень прямой, и не всем прямота его нравилась, но он никогда не был грубый. Отец Алексий был прямой в своих поступках, и никогда не лукавил. Он никогда не лебезил не пред кем, не преклонялся, но он всех очень любил. Он любил служить – это все, чего он хотел – служить у Престола Божия. Он хотел всем передать эту любовь, это бескорыстное служение Церкви Христовой, которые мы, многие, надеюсь, у о. Алексия перенимем. Господь так полюбил избранника Своего, что дал ему страшную болезнь – рак, чтобы в последний год своей жизни о. Алексий мог через свои телесные страданья, очистить еще больше свою душу, и очистить нас ­– всю свою духовную семью.

Отец Алексий за неделю до своей смерти сподобился опять того, что Божия Матерь в своем чудотворном образе была в больнице – он молился перед ней, исповедовался, причащался последние шесть дней подряд, и уже тая, тая на глазах, в кругу своей семьи, о. Алексий сподобился блаженной, настоящей кончины. Последние слова нашего батюшки были – "Отче наш, Иже еси..." и уже дочка и сын дочитали молитву. И после этого о. Алексий отошел блаженно ко Господу.

Его заповедью было следующее (перед своей смертью он внукам говорил, и всем нам): две заповеди соблюдайте – только две – и вы спасетесь. Любите друг друга и прощайте друг другу. Прощайте все грехи. Ибо все наши козни, и корысть, и все, чем мы друг друга обижаем – это не важно. Прощайте. И второе – творите милостыню, потому что по милостыне Господь простит многие ваши грехи.

Господь дал о. Алексию перед смертью видеть и чувствовать ту любовью Божию, о которой мы только можем мечтать. Папа пытался нам передать, как любит нас Господь, насколько Он близок каждому из нас. Но конечно, по своей греховности, мы этого понять не могли. Вот и будем вспоминать, братья и сестры, его бескорыстную любовь ко всем, его твердость характера, его непоколебимость, но и его любовь к Богу – такую, к какой мы должны все стремиться, и будем знать теперь, что у нас еще один молитвенник на небесех в лице нашего любимого батюшки о. Алексия.

Аминь.

Родные и близкие покойного протоиерея Алексия Охотина просят желающих пожертвовать в его память внести посильную лепту на нужды священнослужителей через Попечительский фонд Русской Зарубежной Церкви (категория "Духовенство") http://ru.fundforassistance.org/donate.html, либо на русских детей через Детское обшество http://rcws.org/

www.eadiocese.org