На главную

 

Проповедь архиепископа Венского и Австрийского Нафанаила (Львова; + 1984 г.) в день Трех Святителей

 

От редакции: Архиепископ Нафанаил (в миру Василий Владиимирович Львов; 30 августа 1906, Москва — 8 ноября 1986, Мюнхен) — епископ Русской Православной Церкви Заграницей, архиепископ Венский и Австрийский.

Принадлежал к дворянскому роду Львовых. Отец — Владимир Николаевич Львов (1872—1930) — член Государственной думы III и IV созывов, обер-прокурор Святейшего Синода во Временном правительстве (1917), активный деятель «сменовеховского» и «обновленческого» движений в 1920-е годы. В 1927 был выслан в Томск, где скончался в тюремной больнице.

Учился в гимназии в Санкт-Петербурге, продолжил обучение в реальных училищах в Бугуруслане и Томске. Вместе с матерью и младшими братьями выехал в эмиграцию в Китай. Окончил Харбинское реальное училище (1922). В 1923—1929 был рабочим на Китайской Восточной железной дороге (КВЖД).

В 1928—1931 изучал богословие во Владимирском институте, был келейником и секретарём архиепископа (впоследствии митрополита) Нестора (Анисимова). Был пострижен в монашество, с 1929 — иеромонах. Был законоучителем в детском приюте при Доме милосердия в Харбине. В 1934—1937 — редактор издания «Православный голос». С 1936 — архимандрит. Участвовал в нескольких археологических экспедициях, в том числе во главе со знаменитым французским ученым и католическим монахом Пьером Тейяром де Шарденом. В 1935 собрал коллекцию каменных орудий палеонтологического человека и костей плейстоценовых животных, получившую высокую оценку Тейяра де Шардена.

В 1935—1936 занимался миссионерской деятельностью в Керале (Индия), в 1937—1939 — начальник православной миссии на Цейлоне.
Перед Второй мировой войной переехал в Европу, жил в Словакии, где был помощником настоятеля монастыря преподобного Иова Почаевского, редактировал издание «Православная Русь», издавал богослужебные и просветительские книги для оккупированных немецкими войсками областей СССР. В 1939—1944 — редактор журнала «Детство во Христе». В 1945 — настоятель Воскресенского собора в Берлине.

Принимал участие в спасении «перемещённых лиц» из числа советских граждан, которые по разным причинам оказались в Германии во время войны. Некоторые из них ранее сотрудничали с немцами, другие были угнаны силой, однако всем им в случае возвращения в СССР угрожали репрессии. Советские власти требовали выдачи всех «перемещённых лиц», однако архимандрит Нафанаил предотвратил передачу СССР из английской оккупационной зоны около 600 человек, находившихся в лагере под Гамбургом. Он подтвердил, что все они являются польскими гражданами и поэтому не подлежат выдаче.

В 1946—1951 — епископ Брюссельский и Западно-Европейский. В 1947—1949 годы также редактировал «Православные сборники» в Париже.

С 1951 года жил в Англии, епископ Престона и Гааги.

С 1952 года — администратор приходов Русской Зарубежной Церкви в Северной Африке, изучал церковную историю этого региона в первые века христианства. Стал инициатором строительства кафедрального собора в Тунисе, добившись поддержки прихожан в этом вопросе.

С 1954 года жил в монастыре преподобного Иова Почаевского в Мюнхене, окормлял приходы в Мангейме и Берлине, преподавал Ветхий и Новый Завет. Был редактором «Церковного голоса» (1955—1964) и «Вестника православного дела» (1959—1963). С 1966 года — настоятель монастыря преподобного Иова Почаевского.

С 1961 года до смерти состоял членом Князь-Владимирского братства, неоднократно председательствовал на его общих собраниях, с 1964 по 1978 состоял в правлении Братства.

С 1971 года — временно управляющий Австрийской епархией, с 1976 года — епископ Венский и Австрийский.

В 1981 году возведён в сан архиепископа. В конце жизни жил на покое в монастыре преподобного Иова Почаевского в Мюнхене. Полуслепой и практически лишённый возможности передвигаться, владыка Нафанаил наладил в этой обители значительную по масштабам издательскую деятельность, направленную на выпуск духовных книг и брошюр, тайно переправлявшихся в СССР.

В день святого великомученика Димитрия Солунского, в субботу 8 ноября 1986 года, после длительной болезни мирно почил в обители преподобного Иова. Тело покойного было перевезено в Висбаден, где на следующий день была совершена панихида и погребение на русском кладбище у церкви Святой Елизаветы.

Современники отзывались о владыке Нафанаиле как о высокообразованном религиозном деятеле, проникновенном духовном проповеднике. По их воспоминаниям, своими краткими беседами он открывал сердца и многих привёл ко Христу Спасителю. Он обладал обширными знаниями в различных областях человеческой мысли, особенно в богословии, философии, литературе.

«Яко апостолов единонравнии и вселенныя учителие», — поет сегодня святая Церковь, прославляя святых Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. И не только в этом, важней шем песнопении их праздника, но и в ряде иных моментов их почитания подчеркивает Церковь их близость к апостолам, непосредственность следования за апостолами в прославлении Церковью. Когда мы, священнослужители, совершаем Проскомидию, тотчас за поминовением апостолов следует поминовение «иже во святых отец наших вселенских великих святителей и учителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого». То же самое повторяется и в чине Литии в конце праздничной вечерни и в литийном прошении на праздничной утрени.

И сами эти святые ощущали и исповедывали свою близость с апостолами. Из многократных высказываний их о сем, укажу на слова св. Иоанна Златоуста, говорившего: „Из всего, чем славится Рим, всего более хотел бы я видеть не дворцы и памятники, не великих завоевателей и законодателей, а святых учителей наших, первоверховных апостолов Петра и Павла. О если бы нам было дано увидеть их, услышать их животворящую проповедь!"

И мне хочется вернуть святым трем святителям эти слова одного из них. „О если бы нам было дано увидеть их, услышать животворящие слова их проповеди!"

Увидеть святого Василия Великого, когда он представ перед уполномоченным императора — повелителя вселенной, всесильным и страшным своей жестокостью, префектом Модестом, в ответ на требование присоединиться к религии императора — арианству, или по крайней мере передать православные храмы арианам, с угрозой в противном случае конфискацией, изгнанием, пыткой и смертью — ответил:
— Тот у кого нет ничего, не подвергнется конфискации, изгнание не устрашит меня, ибо Господня земля — вся земля, пытка не сможет долго мучить меня, моего изможденного тела, а смерть соединит меня с моим возлюбленным Господом.
— Никто еще никогда не говорил со мной так бесстрашно! — воскликнул префект.
— Вероятно, ты никогда не говорил с православным епископом, — смиренно ответил святой Василий.

Как хотелось бы нам быть в церкви св. Анастасии в Константинополе, когда святой Григорий Богослов говорил свое Рождественское слово и богодохновснно воскликнул: „Христос рождается — славите, Христос с небес — срящите, Христос на земле — возноситеся..." Мы можем только представить, какая электрическая искра, какая молния духовная пронеслась в этот момент по душам слушателей, впервые услышавших эти слова, ставшие с того времени первейшим гимном Христова Рождества.

Как хотелось бы разделить духовный восторг христиан, впервые услышавших от святого Иоанна Златоуста его слово, доныне потрясающее наши души во святую Пасхальную ночь: „Аще кто благочестив и боголюбив, да насладится сего доброго и светлого торжества..."

Много чем мы обязаны святым трем святителям, неисчислим наш долг пред ними. Они защитили и твердо обосновали святое Православие. Василий Великий и Иоанн Златоуст обработали чин Божественной Литургии. Святой Григорий Богослов наполнил наши богослужения своими вдохновенными молитвами и песнопениями.

Как же можем мы воздать им наш долг любви и благодарности?

Только согретыми умилением молитвами и горячим прошением о том, чтобы зажгли они в наших сердцах отблеск того немеркнущего света, которым так ярко сияли их сердца.