На главную

 

Часть вторая. Летний Марфо-Мариинский лагерь в Бухендорфе

 

 

— Матушка, насколько совместимы понятия «детский лагерь» и «монастырь»? Не мешает ли детский гомон и особый ритм ребячьей жизни монашеской молитве?

— Хочу сказать, что, конечно, далеко не каждый монастырь организует на своей территории детский лагерь. Жизнь монастырская на это короткое время движется совсем с иной скоростью. Все сестры обители, находясь вместе с детьми, и сами становятся немного детьми. Но молитве это не мешает. Марфо-Мариинский лагерь, расположенный в обители преподобномученицы Великой княгини Елисаветы, существует уже семь лет. Со всей Германии и из других стран летом к нам приезжают более полусотни девочек в возрасте от 8 до 13 лет.

— Какова цель проведения лагеря?

— За границей очень важно, чтобы православные дети общались между собой. Цель лагеря — дать православным детям, живущим вне России, в иноязычной и инославной среде, возможность собираться вместе, знакомиться, узнавать традиции Русской Православной Церкви, пожить в монашеской среде, научиться благочестивым навыкам, которые они как будущие матери будут нести в свои семьи. В любой семье матери свойственно более тесное общение с детьми, от нее исходит дух, которым будут дышать ее дети и ее семья. Поэтому необходимо прививать отроковицам любовь ко всему церковному, чистому и богоугодному. Это имеет большое значение не только для их будущих семей, но и общества в целом.

Многие дети, живущие в Германии, вообще не знают, кто такие монахи, как и чем они живут, что такое монастырь. Вот мы и знакомим их с жизнью монашества. Особое внимание в лагере уделяется общению в церковной среде на русском языке, знакомству детей с русской культурой. Нас поразило, что уже в первом лагере, где большинство из 18 девочек были из невоцерковленных семей, они без особых наставлений, подражая друг другу, учились правильному поведению во время богослужений. Если в самом начале лагеря кто-то оставался в стороне от Таинств исповеди и Причастия, то к концу лагеря уже все без исключения исповедовались и причащались святых Христовых Таин. Было радостно слышать пожелания детей снова встретиться в обители. На второй год число участниц лагеря увеличилось вдвое: более 40 девочек приехали из приходов РПЦЗ и приходов Московского Патриархата. Этим летом мы приняли уже 60 детей.

— Матушка Мария, Вы помните, как все начиналось?

— Помню самую первую нашу лагерную смену, которая началась с молебна. Мы не только пытались построить лагерь по предварительно составленной программе, но и старались прислушаться к пожеланиям детей, учесть их интересы, познать их внутренний мир. Иногда приходилось вместо закона Божия просто вести общие дискуссии на важные для них темы, обсуждать всем вместе трудности, которые они встречают при общении со сверстниками и с родителями. В общении с взрослыми детям не хватает понимания, уважения к их миру, возрасту. Ведь мы, взрослые, легко можем наставлять и учить, а вот самого простого — послушать, чтобы понять, не можем либо не хотим. Поэтому, чтобы дать девочкам возможность самостоятельно развивать свои отношения с Богом и ближними, мы в лагере не принимаем в качестве помощниц мам самих участниц лагеря.

— Программа лагеря и режим дня меняются или остаются неизменными?

— Дети, которые приезжают в лагерь, занимаются разными делами. Каждый год мы меняем программу лагеря. А вот распорядок дня остается примерно одинаковым. Дети встают в 6.20 — к началу Божественной литургии. Первая половина дня посвящается катехизации — часовому чтению Евангелия и Апостола и их объяснению, уроку благочестия, рисованию, литургическому пению. Обед и обеденный сон с 12.15 до 14.00. После вечерней трапезы дети охотно смотрят видеофильмы о монастырях и православных святынях. После совместного чтения молитв на сон грядущий в 20.30 девочки готовятся ко сну.

Вторая половина дня обычно проходит в полезных развлечениях, занятиях в мастерских обители. Мы с детьми либо совершаем паломничество в монастырь преподобного Иова Почаевского, либо устраиваем походы и купание в озере при хорошей погоде, ухаживаем на конном дворе за лошадьми, шьем, вышиваем, переплетаем книги, печем просфоры. Иногда девочки помогают на кухне: одни участвуют в приготовлении пищи, другие убирают со стола. Был у нас опыт преподавания иконописи, но мы своевременно поняли, что эти занятия могут сформировать у детей неправильное отношение к иконе, так как невозможно за одну неделю на часовых занятиях дать правильное отношение к иконописному делу, познакомить их со структурой иконы, да еще и успеть написать ее. Поэтому это занятие мы исключили из программы.

Девочкам, как будущим мамам, обязательно нужно уметь шить. И вот мы учим их сидеть за швейной машинкой, шьем с ними косыночки, фартучки. Они с удовольствием шьют, спрашивают все время: «Когда же мы будем дошивать косыночки?». Они полностью участвуют в нашей жизни, бывают во всех мастерских, учатся переплетать книги, пекут просфоры. В то время, когда они их пекут, им объясняют, что такое просфора, почему она состоит из двух частей, что означает печать на них, что делать с этой просфорой. Конечно, мы смотрим, чтобы они делали что-то полезное, например, накрывали столы на кухне. И, конечно, девочки исповедуются и причащаются святых Христовых Таин, поют на службах антифонно с монастырским хором.

— Что дает сестрам обители общение с детьми?

— Работа с девочками заставляет нас быть гибкими, готовыми прореагировать вовремя и замечать, где и в какой области нужно «шлифовать» характер, привычки и поведение детей. Вот, например, есть некоторые девочки, которые в семье единственные и соответственно они привыкли получать внимание к себе, но не научены быть внимательными к окружающим. Они поели, встали из-за стола, и им даже не приходит мысль кому-либо выразить благодарность. Они просто не приучены, и мы не вменяем им это в вину. Поэтому мы очень внимательны к таким ситуациям. Просим таких детей помочь накрыть стол, поучаствовать в уходе за ближним, оказать ему милосердие и внимание. И Господь посылает такие случаи, где можно духовно потрудиться. В каком-то из прошлых лагерей Господь посетил нас одновременно скарлатиной и норовирусом, поэтому всю неделю нам пришлось упражняться в деле милосердия. Лагерь разделили на два отделения заболевших этими болезнями, а третье отделение — это были не заболевшие маленькие медсестры, которые ухаживали за заболевшими сверстницами.

— А проблемы с дисциплиной бывают, как в обычных лагерях?

— Конечно, бывают. Но само пребывание в монастырских стенах, ежедневные богослужения, непосредственно близкое общение с монашествующими не дают девочкам распускаться. И если и бывают такие случаи, то они быстро понимают свои ошибки и просят прощение, причем очень искренно.

— Лагерь проходит в две смены?

— В две смены. Первую смену мы стараемся устроить во время каникул так, чтобы к нам могли приехать дети из разных регионов Германии, ведь каникулы везде проходят в разное время. А второй сезон устраиваем обычно в первую неделю баварских каникул — в начале августа. В этом году было больше всего детей: 30 в первую смену и 30 во вторую.

— А как они вас находят? Вы же наверняка рекламой не занимаетесь?

— Мне кажется, рекламу делают сами дети. Они получают в конце лагеря призы, среди которых и диск с фотографиями. Многие из тех, кто звонит в первый раз, чтобы узнать о датах проведения лагеря, говорят: «Вот моя дочь увидела у своей подруги фотографии. Когда у вас будет лагерь в этом году?»

— Что было необычного в этом году?

— В этом году произошло нечто новое. К нам впервые приехали в сопровождении взрослых две небольшие группы девочек из России: пять девочек из Православного просветительского центра «Усово-Спасское», который расположен в Подмосковье на территории храма Нерукотворного Образа Христа Спасителя в Усово, где очень почитают Матушку Елисавету, а также три девочки из школы Д.Д. Шостаковича из Питера. Это был интересный опыт. Задача была немножко необычная для нас: нужно было за неделю суметь сплотить девочек, которые приехали из разных стран. В группе из 30-ти детей были девочки из Германии, России, Швейцарии, Люксембурга, Лондона. Они все — представители разных культур, хотя и русские по происхождению. Благодаря нашим ежедневным богослужениям, в которых дети принимали участие, нам с Божией помощью удалось справиться с этой задачей и подружить их. Также в этом году в первый раз за время существования лагеря нас посетила Курская-Коренная икона Божией Матери, которую дети торжественно встречали. Они готовились к этому событию, выучили тропарь и величание Божией Матери, имели возможность спокойно поклониться и помолиться перед чудотворной иконой. Я была поражена той сосредоточенностью, с какой дети стояли перед Образом Божией Матери. Они молились за своих больных близких, за родителей, которые остались далеко, за друзей.

— А кто привез икону?

— Икона в то время путешествовала по Германии, и я просто выпросила ее ради детей — вне программы ее путешествия. Протоиерей Георгий Харлов из Зальцбурга «выкроил» один день, и ради детей из его прихода икону завезли к нам в обитель.

А в 2011 году в первую смену мы с 14 участницами готовились к встрече молодежной группы из 50 человек, которых сопровождали иерей берлинского прихода Андрей Сикоев и игуменья Аланского женского Богоявленского монастыря матушка Нонна (Багаева) с сестрами. В группе были дети, пережившие теракт в Беслане, и дети из берлинских приходов РПЦЗ и Московского Патриархата. Они путешествовали по святым местам Германии и приехали в нашу обитель рано утром. Литургию возглавил наш дорогой Авва — архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (Арндт). Многие причащались святых Таин, после чего был устроен прием в монастырском саду под открытым небом. Наши дети выступили с концертной программой перед гостями, которые, в свою очередь, в великолепных народных костюмах мастерски исполнили осетинский танец «Молитва». Такие встречи незабываемы. Это один из проектов, посвященных сотрудничеству молодежи двух ветвей Русской Православной Церкви.

У меня есть, может быть, немного дикая мысль, но это моя мечта — проводить наш лагерь в Альпах. Я думаю, это было бы очень интересно. Можно было бы не на неделю, а на две недели сделать выезд в горы.

— Почему именно в Альпах Вы хотите устроить лагерь?

— Мы с сестрами очень любим горы. Наш монастырь расположен очень удачно — в маленькой баварской деревушке, которая хранит свои традиции. Здесь часто можно видеть баварцев в их национальных костюмах. Все красиво — поля, лес, райская тишина. А гор нам не хватает... В горах как-то по-особому чувствует себя душа, обретается какая-то внутренняя крепость. Смотря на вершины гор, невольно радуется душа Величию Божию. Австрийский воздух отличается своим «вкусом» от баварского. Мы с сестрами ежегодно устраиваем такие поездки в Альпы на Светлой седмице на один день.

— Там есть база, где детям можно было бы жить?

— Нет, базы пока, конечно, нет. Но я почему-то верю, что эта моя мечта может когда-нибудь исполниться, потому что родители заинтересованы в том, чтобы с их детьми занимались монахини, и, может быть, смогут помочь найти такую базу в горах. Нужно приобрести какой-нибудь фермерский двор, где можно устроить деревянный комплекс из жилых корпусов с маленькой часовенкой. Верю еще и потому, что, когда у меня появилась мысль о создании монастыря в Баварии недалеко от Мюнхена, Господь помог ее воплотить.

— Матушка, а Вы могли бы летом 2013 года принять в лагере сирот или больных детей, например, опекаемых Марфо-Мариинской обителью милосердия в Москве, а также наиболее активных участников Смоленских областных детско-юношеских Елисаветинских чтений или юных участников благотворительной акции «Дорогою добра», ежегодно проводимой московской школой № 717, где действует благотворительное общество во имя Елисаветы Феодоровны?

— Это замечательная идея! Я всегда была за то, чтобы дать какую-то радость таким детям, и приветствую такое предложение. Думаю, мы сможем принять 15-20 человек, но, конечно, при поддержке с российской стороны. Можно было бы сделать поездку по святым местам, посетить мощи святых в Германии, которые были еще до 1054 года. Например, в полутора часах от нас, в католическом монастыре, который действует сейчас как просветительский центр «Бенедикт Боэрн», находятся рука преподобного Венедикта и честная глава святой великомученицы Анастасии Узорешительницы (ей молятся о заключенных). В австрийском городе Зальцбурге (полтора часах езды на машине от нас), тоже есть мощи святых, которых я сейчас не могу назвать. Надеюсь, настоятель зальцбургского прихода протоиерей Георгий поможет устроить экскурсию по Зальцбургу.

— В какие еще города можно возить детей на экскурсии?

— В Германии очень хорошие дороги, поэтому можно съездить и в Штутгардт, и, конечно же, в Дармштадт — на родину нашей небесной покровительницы Великой княгини Елисаветы Феодоровны (это в четырех-пяти часах езды от обители). Там есть очень интересная усадьба Вольсфсгартен. Это был охотничий двор, который принадлежит гессенскому дому. Мы были там, и в библиотеке Царя-мученика Николая служили молебен с акафистом Царственным мученикам. Это было прикосновением к истории, ведь там топали ножками маленькие принцессы, которые впоследствии стали святыми нашей Церкви. Владелец этого имения граф Морис довольно гостеприимно принял нас, и к нашему удивлению с достоинством и графской выправкой выстоял всю службу. А в конце приложился к иконе своих родственников и дал себя помазать святым маслом. В этом имении находится детская площадка, которую построил брат преподобномученицы Елисаветы для своих детей.

Православный храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины в Дармштадте — единственный в Германии, который стоит на русской земле. По воле Царя-мученика Николая ее вагонами привозили из российских губерний. В Дармштадте до сих пор есть железнодорожный вокзал, который построил Николай II, куда приходили поезда с землей. Сейчас вокзал не действует, но ведутся переговоры о том, чтобы передать его Русской Православной Церкви.

— Дети из вашего лагеря имели возможность побывать на родине Великой княгини Елисаветы Феодоровны?

— До сих пор мы это не смогли осуществить, потому что нет финансов. Надеюсь, что в 2013 году, когда будет праздноваться 400-летие Дома Романовых, и в 2014 году, когда исполнится 150 лет со дня рождения Великой княгини Елисаветы Феодоровны, найдутся благодетели, которые помогут организовать такие поездки. А еще хотелось бы познакомиться с Риммой Кошурниковой — автором пьесы «Белый ангел Москвы», о которой Вы рассказали, увидеть спектакль по пьесе, или даже задействовать в спектакле детей из Германии, где родилась принцесса Элла. Хочется, чтобы о нашей любимой святой знали не только русские, но и немецкие дети, а также дети из других стран, ведь эту необыкновенную святую почитают далеко за пределами России.

— Елисавета Феодоровна была покровительницей талантов, в том числе и юных. Ей был посвящен X Московский всероссийский фестиваль школьных театров «Русская драма», который при поддержке Фонда Андрея Первозванного прошел 14-20 ноября 2008 года в Московском театре русской драмы «Камерная сцена» под руководством Михаила Щепенко. Матушка, прошу Ваших молитв о том, чтобы почитатели Елисаветы Феодоровны смогли организовать и провести в рамках программы «Детская лепта» международных фестиваль искусств, посвященный 150-летию со дня рождения Великой княгини Елисаветы Феодоровны, и Международные детско-юношеские Свято-Елисаветинские чтения.

— И я, и сестры обители будем молиться об этом. И если на то будет Божия воля, все устроится.

Фото автора и из архива обители