На главную

 

Речь иеромонаха Дамаскина, собрата Германовской обители в Платине (Калифорния),
по случаю 30-летия со времени кончины иеромонаха Серафима (Роуз).

2 сентября с.г. исполняется  31-я годовщина приснопамятного  иеромонаха Серафима (Роуза). На праздновании 30-летия со дня его блаженной  кончины, 2 сентября 2012 г., собрат монастыря  преподобного Германа Аляскинского  в Платине (штат Калифорния) иеромонах  Дамаскин произнес речь. Прилагаем при сем выдержку из его слова.

С благословения игумена  Илариона [настоятеля обители преп. Германа в Платине – здесь и далее все замечание переводчика] я хотел бы сказать несколько слов, которые мы считаем важными произнести в сегодняшний день.

Многим из вас известно, что этот монастырь был основан  в 1969 году с благословения архиепископа Русской Православной Церкви Заграницей Антония [Медведева] и что всю  свою жизнь в православии о. Серафим  провел как верный и послушный сын Русской Зарубежной Церкви. В течение всех лет существования нашей обители, сегодня впервые ее посетил Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей. Еще при жизни о. Серафима предполагался визит тогдашнего Первоиерарха, Высокопреосвященнейшего Митрополита Филарета [Вознесенского], сюда и братия даже построила особое помещение, т.н. «Царскую комнату» (ныне часовня в честь святых русских Царственных мучеников), чтобы достойно принять Митрополита. Однако, тогда Митрополит Филарет не смог приехать к нам и комната-приемная для него так и выполнила свое первоначальное предназначение.

Однако, после кончины  о. Серафима не только причины практического порядка не позволили Первоиерарху Русской Зарубежной Церкви приехать сюда. Были иные причины, весьма болезненные, и нам кажется, что о них необходимо именно сегодня, в день 30-летия кончины о. Серафима и первого приезда к нам Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей, и сказать несколько слов.

Год спустя после кончины  о. Серафима тогдашний игумен нашего монастыря, о. Герман [Подпошенский], отделился (ушел в раскол) от своего правящего архиерея архиепископа Антония, от Русской Зарубежной Церкви и от всей Православной Церкви. Те из нас, которые остались верны о. Герману, также последовали за ним в этот раскол. Более того, чтобы оправдать свои раскольнические действия о. Герман поставил себе задачу дискредитировать архиепископа Антония и доброе имя Русской Зарубежной Церкви. И все мы, кто ошибочно верили что о. Германа несправедливо преследуют, в этой кампании дискредитации [архиепископа Антония и Зарубежной Церкви] тоже последовали о. Герману. Из всех нас, я более всех виноват, поскольку в первой биографии о. Серафима, в книге «Не от мира сего», я включил подтекст, в котором я пытался оправдать уход о. Германа от своего архиерея и Русской Зарубежной Церкви.

В течение семнадцати лет наше братство странствовало по пустыне, но благодаря благодати Божией мы наконец-то увидели свет: мы поняли, что о. Герман не был несправедливо преследуем и что на самом деле это именно он несправедливо оклеветал доброе имя и архиепископа Антония, и Русской Православной Церкви Заграницей. Одновременно нам стало очевидным, вопреки той ложной экклезиологии которую нам тогда преподносил о. Герман, что мы на самом деле находимся вне канонических границ Церкви. Мы поняли, что невозможно оправдать какой-либо раскол от Церкви, и, что нам необходимо начать поиск обратного пути в Церковь.

Благодарение Богу, что  мы все это поняли и осознали пока блаженной памяти архиепископ Антоний были еще жив, хотя он и был больным и близким к исходу из этой жизни. После того как о. Герман ушел с должности настоятеля обители, мы вместе с новым игуменом о. Герасимом [Елиелом] совершили поездку в Сан-Франциско, чтобы лично попросить у владыки Антония прощение. Однако Владыка по болезни не смог нас принять, но он принял наше покаяние через Преосвященного епископа Кирилла [Дмитриева]. Вскоре, когда друг архиепископа Антония, епископ Йован, наш первый епископ в Сербкой Православной Церкви, испросил благословение у владыки Антония принять нас в лоно Сербской Церкви, архиепископ Антоний благородно дал свое благословение сказав: «Сделай все необходимое что в твоих силах, чтобы спасти их души»!

Также, милостью Божией, мы смогли в письменной форме принести покаяние тогдашнему Первоиерарху Русской Зарубежной Церкви, блаженной памяти Высокопреосвященнейшему Митрополиту Лавру. И наконец, мы смогли принести покаяние в печати, сперва переизданием новой исправленной версии биографии о. Серафима (все места из первого издания, не соответствующие действительности или же будучи предвзятыми были изъяты во втором издании), а затем и письменным покаянием и отречением от прошлых слов на страницах журнала «The Orthodox Word» [Православное Слово].

Однако только сегодня у нас предоставилась возможность лично и открыто, на общественном церковном собрании, принести покаяние за свои грехи Первоиерарху Русской Православной Церкви Заграницей: Ваше Высокопреосвященство, Митрополит Иларион, мы выражаем свое глубокое и сердечное покаяние за вышеупомянутые грехи и просим прощение у вас и у всех людей, которым наши слова и действия принесли боль и страдание.

Несмотря на то, что упоминаемая тема весьма тяжелая и грустная, мы тем не менее считаем, что о ней следует говорить. Хотя мы и были избавлены Богом от нашего блуждания в пустыни, однако мы по-прежнему несем раны полученные за этот период времени. Мы до сих пор ищем у Бога исцеление от них, а также даем себе отчет, что люди вне стен нашей обители тоже получили и по сей день несут подобные раны от всех наших слов и событий тех времен. Да поможет нам наш Господь далее следовать по пути исцеления, по пути спасения в состоянии покаяния и благодарности Ему за Его милостивое Провидение.

Перевод с английского  протоиерея Петра Перекрестова