На главную

 

«Надо ехать в Вифанию – Господь сохранит» Беседа с архимандритом Романом (Красовским), начальником Русской духовной миссии на Святой Земле (Русская Зарубежная Церковь)

 

Архимандрит Роман (Красовский)

В этом году православную Вифанию под Иерусалимом постигли серьезные испытания: прямо на церковных землях палестинские исламские организации начали нелегальное строительство. Сначала на территории греческого монастыря, а затем на русском участке, где находится подворье Гефсиманского монастыря с монашеской общиной, школой и детским приютом.

Вмешательство Иерусалимского патриарха Феофила ни к чему не привело: первый этаж коммерческого центра, воздвигнутого на греческой монастырской земле, уже работает. Власти Палестинской автономии не находят возможным это строительство остановить, хотя формальное решение об этом принято. Организаторы строительства предупредили: кто первый начнет демонтаж здания, живым не уйдет. Подобные угрозы в мусульманском мире не остаются лишь на словах. Отношение к христианству в Палестинской автономии определенное: переход в ислам приветствуется и хорошо одаривается, а за переход в христианство – убивают.

Поскольку Палестинская автономия пока еще не является независимым исламским государством, христиан здесь не убивают целыми семьями, как в Сирии или Египте, но беззаконное отношение к иностранному христианскому имуществу – греческому или русскому – является опасным признаком. Так явно это проявилось лишь в этом году, фактически в пригороде Иерусалима. Вслед за исламистами, начавшими строить на земле греческого монастыря, русский участок стали обстраивать трое его соседей, один из них строит прямо на русской монастырской земле. Одновременно у всех появилась не только смелость, но и средства.

Не вызывает сомнений, что на крыше одного из этих новых домов, окруживших русский участок, скоро появится минарет. Вероятнее всего на том, который стоит на сам о й земле русской Вифанской общины. В нем уже четыре этажа. Стремление ставить мечети рядом с храмом – многовековая традиция. Это мы видим и у самой гробницы праведного Лазаря в Вифании: там мечеть стоит к гробнице ближе, чем церковь, православная или католическая. Мечеть изначально средневековая, однако постоянно обновляемая. Паломники видят подобное и в Лидде вблизи храма Георгия Победоносца, и в Абу-Гоше вблизи бенедиктинского монастыря с византийскими фресками XII столетия. Везде надо было поставить мечети, чтобы у местных христиан все-таки появлялась мысль: а не пойти ли лучше в мечеть?

В качестве ответа на захват православной земли в Вифании Русская духовная миссия Зарубежной Церкви и архиепископ Марк Берлинский, наблюдающий за делами миссии со стороны зарубежного Синода, приняли решение о строительстве нового школьного корпуса рядом с незаконным мусульманским домом – иначе находящаяся вблизи него земля тоже будет вот-вот застроена и, соответственно, потеряна для русской Вифанской общины и Русской духовной миссии. Постепенно появляются средства для начала работ.

Предлагаем интервью начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме (Русская Зарубежная Церковь) архимандрита Романа (Красовского). С отцом Романом беседовал диакон Александр Занемонец , преподаватель византийской истории и истории Церкви в различных университетах Святой Земли, координатор Русского института в Иерусалиме. (Для дальнейших справок можно пользоваться электронным адресом диакона Александра Занемонца: zanemonets@yahoo.com).

***

– Отец Роман, чем для христиан в первую очередь важна Вифания?

Гефсиманское подворье в Вифании.

– Евангельская Вифания – это место, где жил друг Христов Лазарь . Господь здесь часто бывал, беседовал со Своим другом, останавливался у него в доме. Говорил Господь также с сестрами Лазаря – Марфой и Марией. Их беседа перед воскрешением Лазаря сохранилась в Евангелии: она происходила как раз на месте нынешней «русской Вифании». Где-то недалеко был дом Лазаря. Сюда пришел Господь, когда Лазарь умер, и здесь Он его воскресил, «общее воскресение уверяя». Вот в этом для нас смысл этого места. Интересно, что даже для арабов-мусульман Вифания сегодня называется Лазария – от имени праведного Лазаря. То, что с ним здесь связано, – самое важное, что когда-либо происходило в этом селении.

– В настоящее время Вифания кажется полностью мусульманской. Есть ли здесь христианское присутствие?

– Есть, но, к сожалению, оно уменьшается. Христиан здесь преследуют, и в

Греческий монастырь в Вифании.

последние десятилетия они отсюда уезжают. Из-за тяжести жизни, из-за трудностей с местными мусульманами, из-за трудностей с Израилем: через несколько кварталов отсюда строится стена, отделяющая Палестинскую автономию от Израиля, – так местные христиане оказываются полностью в мусульманском окружении. Исламисты преследуют христиан и в Вифлееме, и по всей Палестинской автономии. К сожалению, многие христиане становятся мусульманами или убегают. Если есть средства – они убегают в Америку и другие христианские страны. Если средств нет – в Сирию или Иорданию. Хотя в Сирии сейчас ужасно: там христиан убивают ежедневно.

– Но в Вифании есть и местные христиане, и приехавшие сюда монахи?

– Да, есть греческий монастырь, совсем рядом с нашим монастырем. Есть католический храм около гробницы Лазаря.

– Русское присутствие здесь тоже есть. Какова, в двух словах, его история?

Здание, строящееся на территории греческого монастыря.

– Сам участок был приобретен для Русской духовной миссии в начале XX столетия. Сперва здесь была просто гостиница для паломников. Монашеская жизнь началась в 1930-е годы с двух англиканских монахинь, ставших православными. Они устроили общину, похожую на Марфо-Мариинскую обитель Елисаветы Феодоровны в Москве. При общине были открыты школа – существующая до сего дня – и больница, со временем ставшая муниципальной больницей Вифании. Когда сестер стало много, большая их часть переселилась в Гефсиманию, где стоит замечательный храм Марии Магдалины . Школе в прошлом году исполнилось 75 лет. Есть также приют для девочек-христианок, они живут вместе с сестрами. Школой и приютом занимаются сестры, которые относятся к Гефсиманскому монастырю. Сестра Марфа там старшая. Сейчас в школе более 400 детей, из них 15 живет в приюте вместе с сестрами. К сожалению, большинство учениц сегодня мусульманки, а до 1970-х годов брали девочек только из христианских семей. Потом христиан стало настолько мало, что было решено принимать мусульман.

– Какой смысл учить в монастырской школе мусульманских детей?

– Школа считается очень хорошей. И если христиане помогают воспитывать мусульманскую молодежь, то из этого может получиться что-то доброе. И на будущей их жизни это как-то скажется. При этом речь о миссии в привычном смысле слова здесь не идет: в Палестинской автономии за обращение в христианство убивают сами же родственники. Если люди уезжают жить в христианские страны или в Израиль, тогда другое дело.
В школе становится все больше и больше детей, так что сейчас просто не хватает места. Старое здание уже не вмещает всех желающих. Но даже если в школе 15 христианок, то все равно стоит это продолжать хотя бы ради 15 христианок. Дай Бог, чтобы они благополучно выросли, хотя кругом условия – ужасные, очень трудные. Это касается и их семей. Христианские семьи испытывают здесь большие трудности. И в основном ученицы школы – это дети из неблагополучных семей.

Вход в новое мусульманское здание на монастырской земле.

– Многие слышали, что в последнее время в Вифании обостряются отношения между христианскими монастырями и мусульманами.

– Лазария – так Вифания называется по-арабски – является сегодня местом, где процветает преступность. Положение очень плачевное, падшее. Здесь много наркоманов, много убийств. Нравственный уровень, к сожалению, низкий. Люди здесь грубые, и именно они чувствуют себя хозяевами. Здесь, можно сказать, почти нет закона. Так, эти люди нагло забирают земли христианских общин и начинают строить прямо на них. Начали с греческого монастыря. Кстати – самого большого женского греческого монастыря на Святой Земле. Там замечательные сестры. В XX столетии обитель дала настоящих подвижниц.

– Была ли какая-то реакция палестинских властей на эти беззакония?

Пока не застроенное место на русском участке.

– Греческий Патриархат довел дело до судебного разбирательства, но, несмотря на то, что власти велели прекратить строительство, строить продолжали. Их останавливать должна была полиция. Однажды так и сделали, но через полчаса пришла новая бригада рабочих, чтобы продолжать работу. А через два месяца – работа завершена, и уже открываются там магазины, салоны и т.п. И это на законной территории монастыря!

Мусульмане чувствуют себя у власти. И наши соседи тоже вдруг начали строить, нелегально строить, без всяких разрешений, в одном метре от дома наших сестер и детей.

Также достраивается дом, который несколько лет назад начали строить просто на русской монастырской территории, захватив ее. Сейчас возводятся его третий и четвертый этажи. Несколько лет назад хозяин этого дома забрал нашу землю. Когда мы пришли в муниципалитет, то он сказал чиновникам, что они могут не беспокоиться – он им всем заплатит (он-то думал, что мы не понимаем по-арабски). Сейчас он грозит сестрам, что если они подадут в суд, то он заберет еще другую часть монастырского участка вблизи его дома. И чтобы не потерять эту землю, архиепископ Марк Берлинский, синодальный смотритель, благословил на этом месте строить новое школьное здание. Слава Богу, Господь посылает жертвователей, и мы начнем строить, хотя наш сосед будет угрожать.

Наклейка на воротах русской школы.
Дом, строящийся мусульманами на русском участке.

В Вифании царит беззаконие, все делают, что хотят. Так что здесь опасность для христианских участков наиболее явная. В Восточном Иерусалиме есть свои проблемы, но там так не сделать. Правда, и на Елеоне мусульмане, жившие чуть ниже монастыря. забрали часть нашей земли. Они подкопали часть горы, в итоге она обрушилась, и у них образовалась новая площадка. Слава Богу, их дети отбежали за пять минут до того, как гора рухнула.

– И как в такой ситуации относиться к мусульманам?

– По-христиански! Не отвечать на обиды, оскорбления, оплевывания… Но при этом мы здесь обязаны отстаивать наши земли, ведь они не просто наши, но русские православные. Мы должны их отстаивать, но отстаивать легально, всеми законными способами. Конечно, в Палестинской автономии с судами тоже все не просто: это же не Израиль, где еврейская юриспруденция стоит на высоком уровне, где стараются поступать честно. Так было во время исторического суда отца Антония (Граббе), когда Израиль признал свою неправоту. Так дела ведутся и сейчас. Хотя когда входишь в судебные дела – словно входишь в какое-то болото.

К тому же везде разные законодательства. Иерусалим Западный – это одно, в Восточном – уже другое: там вроде бы закон иорданский, но реализовывать его должен Израиль. Где у нас Фаранская лавра – там действуют военные законы. Здесь, в Вифании, – закон палестинский…

– А ехать ли паломникам в такой ситуации в Вифанию или подождать?

– Ехать! Всегда, когда едешь в паломничество ради Господа, ради спасения своей души, Господь сохранит. В русскую Вифанию стоит заезжать обязательно, а ведь даже не все паломники о ней знают. Надо ехать по святым местам, ходить по стопам Спасителя и получать благодать.

– Отличаются ли сегодня группы из России/Украины и из Русского зарубежья?

– Большинство паломников из Зарубежья – это те, кто поколениями держались своей веры; как правило, они более воцерковленные. Из России в основном те, кто совсем недавно пришли к вере – и это радостно, это замечательно, – но они еще не всегда воцерковленные, они мало что знают о храме, им бы побольше набрать святынек. Но и те, и другие получают пользу… Мы здесь находимся, чтобы служить паломникам.

– А вы сами здесь бывали как паломник?

– Да, один раз – в 1984 году. Я тогда только кончил семинарию и поехал в паломничество в группе вместе с архиепископом Лавром, будущим митрополитом. Тогда мы три недели провели на Святой Земле и потом три недели на Афоне. В те годы паломничества на Святую Землю были редки: из России вообще никого, а из Зарубежья – две-три группы в год. Тогда это было особо и для монастырей, и для сестер. К сожалению, в те времена были трудности между Московской и Зарубежной Русской Церковью, так что тогда мы не ходили ни в Троицкий собор, ни в Горненский монастырь. Сейчас, слава Богу, я там служу. Тогда мы не понимали друг друга, а сейчас сослужим вместе, и это всегда радостно.

– А как живут монашествующие в Иерусалиме? Они ведь оказываются в гуще мира…

– Человек уходит в монастырь, чтобы спасать свою душу. Самое подходящее – спасаться вне мира, уходить от мира, чтобы избегать искушений мира, которые удерживают человека от духовной жизни. А как это делается? Человек отдает свою волю Господу и живет послушанием. Каким бы ни было это послушание, если он его выдерживает с чистой совестью, то спасется. Вот здесь, в Иерусалиме, наше послушание – служить паломникам, служить детям в Вифанской школе. Это очень трудно. Это не то же самое, что жить в пустыне. Но здесь монастыри существуют ради миссии, ради паломников, ради Святой Земли. Вот поговорите со старшими сестрами в Вифании – сестрой Марфой , директором школы, сестрой Макриной, иконописцем и реставратором, – они же подлинно монахини, хотя все время среди людей. Мы должны принимать всех странников, как это делал Авраам. Он принимал странников, и Господь его благословил. Наше дело – помогать людям побыть, помолиться в святых местах.

– Отец Роман, в чем заключается русская духовная миссия на Святой Земле сегодня?

– Господь сохранил эти места, несмотря на все трудности XX столетия. И мы находимся на местах, которые Господь сохранил. Почему Он так сделал? Значит, мы должны тут быть. Последние 20 лет начинается, только начинается, возрождение. Слава Богу, что люди имеют возможность приехать в «русскую Палестину». Мы должны здесь помогать русскому народу возрождать свою веру и свое государство.

– А в чем значение русской миссии для здесь живущих?

– Мы здесь для иноверцев камень преткновения. Что вы делаете на нашей земле? – так иноверцы смотрят здесь на христиан: И это всегда во все времена провоцировало их к преследованиям. Но если мы будем настоящими христианами, тогда они смогут увидеть, что христиане – особый народ. Может быть, это тронет чье-нибудь сердце.

С архимандритом Романом (Красовским) беседовал диакон Александр Занемонец
9 июля 2013 года
pravoslavie.ru