На главную

 

"Сегодня нужно быть вместе с русским народом"
(интервью архиепископа Монреальского и Канадского Гавриила австралийской газете "Единение")

Мы встретились и смогли задать вопросы владыке Гавриилу в монастыре в посёлке Кентлин во время его визита в Австралию.

- Ваше Высокопреосвященство, в этом году Вам исполнилось 50 лет. Среди множества писем, которые Вы получили к юбилею, было поздравление от Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Много лет вы трудились в Синоде РПЦЗ в Нью-Йорке. Но ведь родились и выросли Вы здесь, в Австралии. Как часто Вам удаётся побывать на родине?
- Я стараюсь хотя бы раз в году побывать здесь. У меня в Австралии остались братья и сестры, немало племянников, двоюродных братьев и сестёр и других родственников. Вся моя семья здесь, поэтому мне особенно приятно бывать в Австралии.

- В каком возрасте Вы уехали из Австралии?
- Я закончил среднюю школу в Сиднее и должен был поступать в Сиднейский университет, меня уже даже приняли. Но я понимал, что если я сейчас начну здесь учёбу, то не смогу осуществить свою мечту поехать учиться в Свято-Троицкую семинарию. Мне было тогда 19 лет. Так, в результате, я оказался в Джорданвилле. Я учился там четыре года, а затем ещё четыре года преподавал русскую историю в семинарии.

- А какие предметы преподают там сегодня?
- Кроме богословских предметов там преподают русскую историю, литературу. На первых курсах преподают и русский для тех, кто приезжает, не зная русского языка. Ведь почти все предметы в семинарии преподаются по-русски. А в своё время преподавали также психологию и даже математику и физику.


- Сколько человек учится в семинарии?
- Обычно около 30 человек. Недавно в семинарию приехали учащиеся из России и Китая, так что сейчас немного больше. Обучение продолжается пять лет. На первом курсе половину времени посвящают изучению русского языка, или же, наоборот, английского, для тех ребят, которые приезжают из России или других неанглоязычных стран. На втором курсе ещё преподают историю, а с третьего по пятый - в основном, богословские предметы.

- Какова судьба выпускников Джорданвилля?
- Все по-разному бывает. Те, кто готовится к священству и у которых после завершения учёбы уже есть невесты, вскоре рукополагаются в дьяконы и потом в священники, кто-то и архиереем становится. А другие, по разным причинам, никогда не становятся священниками, но обычно находятся вблизи церкви, также приносят пользу - кто-то становится регентом, другой - старостой прихода. Как Господь призовет.
Если бы не было семинарии, а это наша (РПЦЗ, ред.) единственная семинария, то, пожалуй, не было бы и наших приходов. Семинария все эти годы поставляла для нас священников, дьяконов. И в Австралии есть немало священников, закончивших семинарию и благодарных этой возможности побывать там. Ведь Джорданвилль - это не только наша семинария, но и наша Лавра духовная, самый большой монастырь и духовный центр нашей Русской Православной Зарубежной Церкви. Сюда стекалось раньше и сейчас, слава Богу, много паломников, которые говорили, что хотя монастырь находится в Америке, в штате Нью-Йорк, но создаётся ощущение, что ты попал в мир старой России, здесь чувствуется русский дух. Все, кто мог учиться там или хотя бы мог побывать в Джорданвилле - остаются благодарны этому месту.

- Каков был Ваш путь после завершения семинарии?
- Как я сказал, я остался там преподавать. Затем я вернулся в Австралию в магистратуру университета Маквори, провёл там полгода. В это время меня призвали помогать митрополиту Виталию, который нуждался в келейнике. Тогда я переехал в Синод, в Нью-Йорк, а потом перешёл к нынешнему митрополиту Илариону, который тогда был Манхэттенским викарным епископом и секретарём Синода. Прослужил я у него шесть лет до 1996 года, а потом мне предложили принять архиерейский сан. Вначале я был неуверен, смущён и даже удивлён. Я думал, что буду рядовым священником в каком-то приходе. Но, как говорит мудрая русская поговорка - «Человек предполагает, а Господь располагает».
После хиротонии меня назначили в Брисбен викарным епископом, но когда в то время архиепископ Иларион стал управляющим Австралийской епархии, то волей судьбы, должность викарного епископа в Австралии была уже не нужна, и я вернулся в Нью-Йорк. Там с 1996 по 2008 год я был сначала заместителем секретаря, а потом секретарём архиерейского Синода, пока не был назначен возглавить Канадскую епархию, где и служу сейчас, проживая в Монреале. Ко времени моего приезда туда, епархия была без архиерея много лет, из-за чего возникло немало проблем.

- Много ли отличий в православной Канаде, по сравнению с Америкой?
- Я вижу у этих стран много общего. В Канаде, как и в Америке, наша паства состоит в основном из новоприезжих людей из России, Украины и Белоруссии. В Австралии - немного по-другому, так как приходы, в большинстве своём, состоят из старых эмигрантов. Самый большой приход в Канаде - в городе Торонто. Пожалуй, это не только самый большой приход в Канаде, но и во всей Зарубежной церкви. У нас других таких приходов нет. И он состоит на 98% из новоприезжих людей. Старожилов у нас, к сожалению, все меньше и меньше. Их дети из-за смешанных браков и других причин тоже уходят из церкви, и новоприезжие составляют подавляющее большинство прихожан. В храме Торонто по воскресеньям на службу регулярно собираются от 300 до 400 человек.
А по большим праздникам бывает и 700-800. Это уже «московские масштабы», можно сказать. Вообще, с новой волной связано существование и возрождение всех наших приходов. Когда я в 1989 году приехал в Синод, то в главном соборе в Нью-Йорке на службе я увидел лишь 50-60 человек. И подумал, что же будет через 10 лет, наверное, многие наши приходы обречены на вымирание? И вдруг, с 1991 года, после путча в России, оттуда хлынула волна новых людей, и они дали новую жизнь нашим приходам, особенно в Америке и Канаде.

- Приезжающие в последние годы воспринимают, видимо, церковную жизнь по-другому. У священников должен быть какой-то особый подход?
- Большая часть этих людей не имела никогда духовного воспитания, в отличии, например, от моего поколения, выросшего за рубежом. Поэтому приходится рассказывать даже такие вещи, как вести себя в храме, как готовиться к причастию. Люди должны проходить какой-то катехизис.
Многие, кто к этому относится серьёзно, делают это с удовольствием и становятся регулярными прихожанами, приводят своих детей. Очень важно, чтобы родители приводили детей в церковь с малых лет и не забывали об этом. Я часто говорю об этом на наших встречах с прихожанами. Если дети не будут ходить в церковь, то, как только они пойдут в американскую или канадскую школу, если вовремя не будет привита любовь к храму, вы не сможете противостоять тому влиянию, которому они будут подвергаться.
Нужно сказать, что старая послевоенная эмиграция в значительной мере понимала и старалась сохранить русскую и православную основу у своих детей, из-за чего и возникло столько православных храмов и приходов в местах их расселения за рубежом. К сожалению, сейчас у большинства приезжающих уже нет такого чувства.

- Может, это было связано с тем, что старая эмиграция ещё думала, что она вернётся когда-нибудь в Россию, когда там изменится обстановка.
- Да, наверное. Вчера мы были на службе в соборе в Стратфилде. Когда он строился, ему сделали форму протестантской церкви, так как люди тогда думали - «может через несколько лет мы сможем вернуться в Россию, а в таком виде легче будет продать это здание».

- Мы беседуем на территории монастыря в сиднейском посёлке Кентлин. А есть ли у РПЦЗ в Канаде свои монастыри?
- К сожалению, во время трудностей, возникших в связи с болезнью владыки Виталия и неприятия им курса на сближение с Московской Патриархией, два монастыря отошли от нашей епархии. Но мы надеемся, что Бог даст, может, со временем, они вернутся, ведь епархии трудно быть без монастыря. Как, молим Бога, чтобы вернулись и другие отошедшие священники и паства. Ведь ушли люди по неправильным причинам, не желая объединяться с Московской Патриархией, с православными в России.
Сейчас такое время, когда мы видим большие перемены в России. Пусть это возрождение не полностью такое, как мы бы хотели видеть. Но многое происходит в духовной сфере - восстанавливаются храмы, монастыри, семинарии. Недавно у нас в гостях был представитель Московской Патриархии, и он рассказал, что только в Москве будет построено 200 новых храмов. В какой ещё стране мы видим такое?
Поэтому те, кто любит Россию, должны участвовать в духовном возрождении страны, поддержать этот процесс. В это время нужно быть вместе с народом в России, поддержать его желание возвращаться к православным корням. Вместе мы сильнее и больше можем сделать. Вот почему неправы те, которые не хотят участвовать в этом процессе.

- Есть ли в Канаде храмы Московской Патриархии и Американской Православной Церкви?

- Да, в Американской Церкви, которая приняла автокефалию от Московской Патриархии в 70-х годах, около 50 приходов. У них есть старые приходы, которые были основаны ещё до Первой мировой войны, посещают их и много украинцев в провинции Альберта. Есть в Канаде несколько приходов и у Московской Патриархии.

- Имеется ли у РПЦЗ общение с приходами Американской Церкви?
- Есть, ведь корни у нас те же самые. В 1946 году произошёл раскол, который и привёл к расхождению. Сейчас у них новый митрополит, который пожелал улучшить контакты с РПЦЗ и отношения налаживаются понемногу.

- Службы проходят у них на английском языке?
- В основном, по-английски, и, к тому же, они служат по григорианскому календарю, есть у них и скамейки в храме на американский лад. Они хотели, видимо, отойти от русских традиций и стать просто американской церковью. Хотя есть у них и традиционные храмы, которые служат по церковно-славянски и старому календарю.

- Вы сказали, что с новой волной эмиграции церкви вновь наполнились прихожанами. Как Вы смотрите на будущее Православной церкви в Канаде и Америке, с оптимизмом?
- Мы рады, что наши приходы пополняются русскими из новой волны эмиграции, это даёт нам будущее. В храме в Торонто, о котором я говорил, в русской субботней школе учатся около 250 детей. Порой и места за партой всем не хватает. Сейчас они купили новый дом рядом, чтобы обустроить новые классы. Это даёт нам надежду.
Но мы видим и немало задач для себя. Ведь этих людей надо воцерковить, привлечь и удержать детей в церкви. Так же, как и удержать или вернуть тех наших людей, которые были воспитаны в нашей церкви, но в результате смешанных браков и по другим причинам уходят из церкви. Так что работы впереди много.

- Благодарю Вас, Владыка, за рассказ и желаю побольше помощников и единомышленников в осуществлении планов.
- Я же хочу поблагодарить редакцию за интересную и живую газету «Единение». Я всегда читаю её здесь в Австралии и прошу, чтобы мне собирали все старые номера, чтобы взять с собой в Америку. Там также многие с интересом её читают и видят в этом уникальное явление. Я искал в Канаде и США подобную газету, где главный фокус был бы сосредоточен на русской жизни в стране, нашей культуре и православных традициях, но не смог найти.

Беседовал
Владимир Кузьмин, Сидней
www.unification.net.au