"Православная Русь", 22/2001

Избрание нового Первоиерарха Русской Православной Церкви заграницей

Согласно с постановлением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви заграницей 2001 года, ея новым Первоиерархом был избран Преосвященнейший Лавр, архиепископ Сиракузский и Троицкий. После того, как в июле 2001 г. прежний Первоиерарх, девяностооднолетний митрополит Виталий (Устинов), заявил о своем желании уйти на покой, владыка Лавр исполнял обязанности заместителя Первоиерарха Русской Православной Церкви заграницей.

Торжество интронизации преосвященнейшего владыки Лавра на митрополичий престол было назначено на воскресенье 15/28 октября 2001 года (память преподобного Евфимия Нового и мученика Лукиана). Накануне, в субботу вечером, было отслужено всенощное бдение, при большом стечении в синодальный Знаменский собор богомольцев и духовенства, как местных, так и из отдаленных епархий. В соборе в этот день находились две святыни: Одигитрия русского зарубежья — Курская Коренная икона Божией Матери и честная глава греческого новомученика времен турецкого ига, святого Аргира, привезенная сюда из Астории, Нью-Йорка, греческим старостильним архиереем, митрополитом Павлом. Святыни были торжественно внесены в храм перед началом богослужения. На торжества настолования был приглашен мужской хор Свято-Троицкого монастыря и семинарии под управлением иеромонаха Романа (Краковского).

Право начать бдение было предоставлено протоиерею Александру Лебедеву, а главным протодиаконом служил о. Евгений Бурбело. На ектеньях поминалось имя уже нового Первоиерарха Зарубежной Церкви — высокопреосвященнейшего Лавра, митрополита Восточно-Американского и Нью Йоркскаго. Синодальные певчие, в количестве около 35-ти человек, под управлением Александра Ледковского, показали за этим богослужением большое мастерство, торжественно исполняя такие песнопения, как: предначинательный псалом митрополита Филарета (Вознесенского), "Блажен муж" Б. Ледковского, "Свете тихий" А. Кастальского и др. На левом клиросе, семинарский хор из Джорданвилля, отвечал молитвенными монастырскими напевами. За всенощной шестопсалмие было прочитано иереем Андреем Соммером, каноны читали диаконы.

Особенно величественным был в этот вечер полиелей. Во время пения синодальным хором "Хвалите Имя Господне" А. Кастальского, из алтаря вышел новый Первоиерарх — митрополит Лавр. Полное облачение митрополита украшала панагия первого первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, митрополита Антония (Храповицкого), которую впоследствии носил святитель Иоанн (Максимович), а затем архиепископ Антоний Сан-Францисский, а также — крест митрополита Анастасия (Грибановского), сохраняемый после оного личным духовником владыки Лавра, архимандритом Киприаном (Пыжовым). В сослужении старших архиепископов: Алипия Чикагского и Марка Берлинского, а также епископов Кирилла Сан-Францисского и Агапита Штутгартского, владыка Лавр возглавил всенощное бдение.

По прочтении воскресного Евангелия, архиепископ Марк с амвона сказал слово о новомученике Аргире. "Наше сегодняшнее торжество, — говорил владыка, — духовно украшается и обогащается присутствием в нашем святом храме святых мощей честной главы греческого новомученика Аргира. Святой Аргир, придя в город Салоники, встретил грека, предавшего свою православную веру ради того, чтобы спасти свою жизнь, и принявшего ислам. Святой мученик Аргир убеждал этого человека вернуться в свою отеческую веру, говоря, что лучше принять смерть за Христа, чем жить без Христа. Это услышали мусульмане и потащили святого мученика к судье. Судья предложил ему принять ислам, или же принять мученическую кончину. Несмотря на длительные убеждения судьи, святой, всего лишь 18-летний Аргир, остался верен своей отеческой вере, и за это был предан мученической смерти. Мы благодарим наших собратьев-греков что они в этот торжественный день привезли сюда святые мощи этого мученика, так что мы все можем поклониться им. Мы верим, что святой мученик Аргир будет пламенным, молитвенным заступником за нашего нового Первоиерарха, за всю нашу Церковь, таким же пламенным, как он был пламенным защитником веры православной".

Святые мощи новомученика были положены на аналой в центре храма для всеобщего поклонения, наряду с Евангелием и чудотворной Курской иконой.

Помазывал народ на полиелее сам митрополит Лавр, причем количество богомольцев позволило владыке вернуться в алтарь только к концу девятой песни канона.

В конце всенощного бдения, на отпусте первого часа, митрополиту Лавру архиепископами Алипием и Марком со словами "Аксиос" были вручены знаки митрополичьего отличия: голубая мантия и белый клобук, предварительно освященные и окропленные святой водой в алтаре. Смиренно принимая сии почетные облачения, владыка Лавр смиренно произнес:

"Прошу святых молитв у архипастырей, священства, у нашей дорогой паствы, чтобы Господь укрепил бы меня нести это ответственное послушание, которое на меня возложил Собор нашей Зарубежной Церкви. Поминайте меня в своих святых молитвах".

После этого новый Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, митрополит Лавр, спустился на ступени амвона, откуда преподал всем и каждому в отдельности свое архипастырское благословение, повторяя просьбу о молитвенной поддержке.

 

* * * * *

 

На следующий день, в воскресенье встреча митрополита была назначена на 9:30 часов утра. Алтарь в этот праздничный день был переполнен духовенством: всего служило 13 архиереев, 16 священников (старшим из них был протопресвитер Валерий Лукьянов), 12 диаконов (старшим протодиаконом был о. Евгений Бурбело, а ответственным за порядок в храме — протодиакон Николай Мохов), иподиаконы и множество посошников и свещеносцев. Многим из прислужников не доставало внутри алтаря места и они стояли снаружи. Оба хора — Синодальный, в расширенном своем составе, и монастырский, в количестве 19-ти человек были, на умиление всем молящимся, на высоте. Когда иподиаконы Первоиерарха Георгий Шатилов и Николай Ольховский ввели митрополита в храм и облачили его в голубую мантию, прочие архиереи, с пением "Аксиос", вручили его Высокопреосвященству архипастырский жезл с крестом, в знак его Первоиераршего достоинства. В конце полного облачения митрополита Лавра, на главу его была возложена митра с крестом. Эта митра принадлежала приснопамятному архиепископу Аверкию (Таушеву), прежнему настоятелю Свято-Троицкого монастыря и возглавителю Сиракузско-Троицкой епархии.

Богослужение этого дня было каким-то особенно благодатным. Сила совместной молитвы столь многих служителей Божиих, не могла не коснуться сердец молящегося народа. Чем-то особенным было пение духовенством "Придите, поклонимся…" на малом входе; оно так явно свидетельствовало о единомыслии и соборности всех, здесь ныне собравшихся священнослужителей. Сильного духовного средоточия достигла тайная молитва начала Херувимской песни: "Господи... да не отвратиши лица Твоего от мене, ниже отринеши мене от отрок Твоих", — едиными устами взывали служители алтаря.

Евхаристия... Центр всей церковной жизни, единение с Главою и Основателем Церкви — Иисусом Христом. Во Христе, в этот момент, все мы становимся едиными, все — братьями и сестрами. В Нем, и только в Нем сообщаются нам жизненные силы, утверждается вера, совершенствуется взаимная любовь. Именно здесь, во святой Евхаристии, отложивши всякое житейское попечение, мы обретаем единогласие и взаимопонимание, и божественною благодатью соделываемся членами Одного Тела и членами друг другу, по словам Спасителя: "Якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут".

К осуществлению духовного единения вокруг нашего нового Первоиерарха и к сплочению для совместного противления лжи, призвал всех чад Церкви преосвященнейший Александр, епископ Южно-Американский, в своей проповеди.

В частности, владыка Александр сказал: "Сегодня большой праздник в нашей Русской Зарубежной Церкви по случаю избрания нового Первоиерарха нашей Зарубежной Церкви Высокопреосвященнейшего митрополита Лавра.

Это праздник, который я особенно радостно переживаю, вместе с многими бывшими и настоящими учениками и воспитанниками владыки Лавра. Пребывание в монастыре семинаристом было нелегкое, преисполненное трудов, нищеты... и вот таким ярким, светлым лучом в этой трудной семинарской жизни было общение с владыкой Лавром, который нас вдохновлял, радовал, и благодаря которому я укрепился на этом духовном пути.

Избрание владыки произошло, можно сказать, единогласно; во всяком случае — единодушно, на Соборе Архиерейском, который только что состоялся. И вот, будучи участником этого Собора, я впервые почувствовал, не только теоретически, как раньше изучал в семинарии, а на самом деле — что такое есть Соборность. Соборность — это особое состояние, в котором находятся архиереи, когда они, помолившись и призвав благодать Святого Духа, решают церковные дела. В это время на место собрания приходит какое-то особое просветление и благодать и сложнейшие вопросы обсуждаются миролюбиво, спокойно, разносторонне; принимаются решения, которые идут на пользу Церкви.

К сожалению, это единодушие и полное согласие, которое наблюдается на Соборе, частично утрачивается после Собора, вот как мы видели после Собора в прошлом году, частично — на теперешнем Соборе.

Это ведь не есть что-то новое или неожиданное в Церкви. Если кто проследит церковную историю, после этого замечательного единодушия, которое было достигнуто на Первом Вселенском Соборе, еще целых 60 лет Церковь волновалась и раздиралась арианскими спорами. И так было почти после каждого судьбоносного Собора.

Необходимо было, чтобы это решение, которое было принято внушением Духа Святого как-то было воспринято, усвоено верующим народом, а это — процесс, который связан всегда с человеческими немощами, неразумием и другими нашими чисто человеческими недостатками. Но тем не менее, в данном вопросе было полное единодушие в избрании нашего Первоиерарха. Это было вне всякого давления и сторонних влияний; это было, как я верю — изъявлением Духа Святого.

И поэтому на те скорби, которые частично, омрачают это торжество, надо смотреть в контексте этой соборности, а именно: когда наш прежний Первоиерарх досточтимый митрополит Виталий участвовал в Соборе, он высказывал благодарность архиереям за единодушие, он без всякого давления со вне, подписывал протоколы, решения Архиерейского Собора. Если какие-то потом возникали противоречия, это было, когда владыка отрывался от этой соборности и общался с людьми, которые, по его немощи, приобретали над ним какое-то особое влияние.

И поэтому я вижу, что реальной опасности в Русской Зарубежной Церкви в каком-то разделении не существует. Ибо каждый здравомыслящий член Зарубежной Церкви видит, что владыка Виталий страдает немощами, свойственными его возрасту и что благоразумие в конце концов возьмет верх, а те, которые хотели воспользоваться немощами митрополита Виталия, в конце концов останутся посрамленными…

Наши архиереи принимали с радостью те перемены, которые сейчас происходят в России, а именно, возрождение русскости, русского да и, одновременно, Русской Церкви. Нужно отчетливо понимать, что это возрождение идет снизу, от простого верующего народа, исстрадавшегося под игом безбожной власти. Этот процесс постепенно поднимается к рядовому духовенству и уже в наши дни постепенно начинает проникать в епископат.

Поэтому, когда мы применяем такие термины, как сергианство, экуменизм, мы должны отчетливо понимать, что это не есть единая идея, которая разделяется всем епископатом в России, а это есть остатки этого гнета коммунистического, который постепенно все больше и больше преодолевается.

И поэтому мы должны как-то откликаться на эти положительные перемены. Это не значит, что мы готовы самоупраздниться или слиться с Церковью в России, потому что это — слишком преждевременно. Но тем не менее, какие-то частные контакты, какие-то разговоры, которые вели бы к прояснению как исправить дальше эту ситуацию, я думаю, не следует пресекать, потому что они вполне здоровые, они выходят из нашего убеждения, что добро и благодать Божия в конечном итоге, сильнее зла…

Мне рассказывал человек, который лично был знаком с одним иерархом в России, что этот иерарх был поставлен безбожной властью для разрушения Церкви, но, общаясь с верующим народом в течение многих лет, участвуя во всех богослужениях и церковной жизни, он сам преображался и в течение 10-12-ти лет его совершенно нельзя было узнать. И я думаю, что это не единичный случай. Поэтому мы, архиереи, молимся, чтобы этот процесс возрождения в России продолжался, чтобы эти спасительные потоки веры, которые исходят от простого верующего народа и усердного духовенства, также захватили побольше епископов, чтобы как-то можно было встать на общий путь.

Я не говорю о воссоединении, — об этом рано говорить, — а об общей угрозе, которая сейчас нависает над миром. Это — угроза тоталитаризма или глобализации… И нашим врагом будет не какой-то "-изм", из многих, которые сейчас существуют, а все те люди, которые попались в эти сети глобализации.

Господь да поможет нам сохранить единство и спокойствие и мужество среди этих трудных событий сегодняшних дней. Я думаю, что мы все должны плотно объединиться вокруг нашего Первоиерарха — митрополита Лавра".

Далее за Божественной литургией последовало молебное пение Всем Святым в Земли Русской просиявшим и Божией Матери перед чудотворной Ея иконой Курской-Коренной.

После молебного пения настал сам момент настолования — провозглашения митрополита Лавра Первоиерархом.

Молитву на настоловании читал преосвященный архиепископ Алипий: "Всемогущая и Животворящая Святая Троица, неодержимая Держава и нераздельное Царство, подает тебе сей великий престол архиерейства — митрополию и первосвятительство Русския Зарубежныя Церкве, избранием братии твоея, русских зарубежных архиереев. И ныне, господине и брате, восприими жезл пастырства и взыди на престол старейшинства святительскаго во имя Господа нашего Иисуса Христа и моли Пречистую Его Матерь о всем православием христианстве и о врученных тебе русских людех в разсеянии сущих и упаси их, яко добрый пастырь, и да подаст ти Господь Бог здравие, долгоденствие и многая лета".

После этого митрополит Лавр, при пении "Ис полла эти Деспота", преподал народу свое первоиераршее благословение и произнес ответные слова той же молитвы: "Всемогущая и Вседержавная десница Вышняго да сохранит и укрепит всех нас! Господь да подаст мир и тишину Церкви Своей Святей и отечеству нашему избавление. Вам же, братия архипастыри Русской Зарубежной Церкви и всем русским людем, в разсеянии сущим и всем православным христианам да подаст Господь здравие, долгоденствие и многая лета".

По окончании этой молитвы торжественно и протяжно было пропето многолетие новоизбранному митрополиту.

Затем владыка Лавр обратился к предстоящим с личным воззванием: "В сии дни, когда проходит у нас здесь Архиерейский Собор и состоялось мое избрание, мне вспоминаются слова Господа, сказанные Своему ученику Петру, после Своих страданий и воскресения, когда он явился апостолам и спросил апостола Петра: "Петре, любиши ли Мя?" И дальше Спаситель сказал такие слова: "Когда ты был юн, то сам себя опоясывал и ходил, куда ты хотел, а когда состареешися, ин тебе пояшет и ведет, аможе не хощеши". И вот, то, чего я боялся, это меня постигло. Вот, на старости моей собратья мои архиереи связали меня и вручили мне корабль нашей Русской Зарубежной Церкви.

Я это принял, как я уже говорил архипастырям, за послушание Богу, за послушание Церкви Христовой и за послушание нашему Собору Архиерейскому. Сам я не чувствую никаких своих преимуществ и каких-либо сил, чтобы вести этот корабль. Только полагаюсь на помощь Божию, на молитвы наших архипастырей, на молитвы нашей паствы. И только с вашей помощью, дорогие отцы, братья и сестры. Если мы можем что-то сделать, то только общими молитвами, общими усилиями. Да сохранит и укрепит нас Господь в единомыслии, единодушии и соборности, о которой говорил сегодня владыка Александр. Ибо необходимо русским православным людям и вообще православным людям быть едиными духом и делом. Прошу ваших святых молитв".

Слушающим эту проникновенную речь было заметно, как слезы невольно наполнили глаза взывающего к своему новому словесному стаду архипастыря и отца, митрополита Лавра. Переживания владыки митрополита отразились на сердцах внимавшей ему паствы; на глазах многих выступили слезы. Всеми была прочувствована и понятна нужда усиленной молитвы за нашу Церковь и ее нового Первоиерарха.

В конце богослужения митрополит Лавр благословлял крестом всех богомольцев.

Когда прикладывание ко кресту закончилось и митрополита Лавра облекли в голубую мантию, он вышел на солею и еще раз осенил верующих. Певчие синодального и монастырского хоров вместо единочисленнаго "Тон деспотин" пропели многолетие новому митрополиту, после чего Первоиерарх направился к ожидавшему его во дворе синодального здания духовенству и архиереям. Там были сделаны общие фотоснимки на память об этом знаменательном дне.

 

* * * * *

 

Богослужение было окончено к двум часам дня, но торжества настолования на этом не закончились. При Покровском храме в Наяке (недалеко от Нью-Йорка), в 4 часа вечера, состоялась торжественная трапеза, устроенная сестричеством Свято-Покровского прихода в честь интронизации митрополита Лавра в обширном и удобном приходском зале Свято-Покровской церкви. Собралось примерно триста душ духовенства и молящихся. Было множество трогательных и искренних приветствий от архипастырей и духовенства, которые вызывали у говорящих и у присутствующих в зале не мало умилительных слез.

Приведем здесь приветствие новому первоиерарху протоиерея Петра Перекрестова.

"Ваше Высокопреосвященство… — сказал протоиерей Петр, — Ваше избрание произошло после молитвы перед Одигитрией русского рассеяния, Чудотворной иконой Божией Матери Курской-Коренной, перед иконами святых Новомучеников Российских, святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского Чудотворца. И, что особенно важно в наши дни, перед образом святого патриарха Тихона Исповедника. Думаю, что это не случайно, ибо я считаю, что ваше избрание во многом похоже на избрание святейшего, кротчайшего патриарха Тихона. Тогда происходил расстрел Кремля, а в наши дни снаряды словесные, обвинения, заявления, ультиматумы, дерзости и полуправды (особенно при помощи Интернета) направлены на саму Церковь в лице ее Архиерейского Собора. Тогда печальник земли русской святейший Тихон произнес слова пророка Иезекииля: "Плачь, и стон, и горе", и сегодня, при вашем избрании не вырываются ли из вашего скорбящего сердца те же слова: "Плач, и стон и горе"? Что утешило святителя Тихона тогда, что может послужить вам утешением и укреплением в этот тяжелый для вас момент? Святой патриарх сказал: "Нахожу подкрепление в том, что избрания сего я не искал и оно прошло помимо меня... и что избрание мое совершилось не без Пречистой Богородицы... и я как бы становлюсь под честным Ея омофором".

И мы все, в духе любви и доверия собравшиеся здесь, знаем, что вы не только не искали первосвятительства, но больше всего боялись и опасались этого. Но Собор Архиереев впервые за последние 65 лет истории нашей Церкви, вас, нового Первоиерарха, избрал на первом голосовании подавляющим большинством голосов в Знаменском соборе, при Курской иконе. Мы верим, что не оставит вас Пречистая в это трудное время.

В своем слове святейшему патриарху Тихону митрополит Антоний (Храповицкий), тогда архиепископ Харьковский, вспомнил, как будущему святителю Тихону Задонскому в Новгородской семинарии товарищи, шутя, кадили своими лаптями, а в юные годы друзья патриарха Тихона прозвали его патриархом. Вас же, владыка святый, по крайней мере один человек прозвал будущим митрополитом. Мне поведал наш монастырский архимандрит Иов, что известный историк Николай Дмитриевич Тальберг, преподаватель нашей Свято-Троицкой семинарии, дружески говорил Вам: "Вырастешь и станешь митрополитом". И его слова, помимо Вашей воли, сбылись. Далее, в своем слове новому патриарху Тихону, митрополит Антоний сказал: "Вас Господь избрал быть первым вождем сей новой жизни Церкви... Избрал и потому, что и раньше вы не искали себе иерархических повышений, а исполняли свой долг по пастырской совести..." И Вы, Высокопреосвященнейший владыка Лавр, с юности, с девятилетнего возраста желали только тихого монашеского жития, но Господь судил иначе и возвел вас в степень архиерейства. И вы всегда, подобно святейшему Тихону, исполняли свой долг по пастырской совести.

И еще есть одно утешение в сегодняшний день. Мы не одни. С нами сегодня блаженнейший митрополит Анастасий, при первосвятительстве которого вы проходили первые годы вашего священства. С нами и авва Свято-Троицкого монастыря, приснопамятный архиепископ Виталий (Максименко), который посеял в вас семена любви к монашескому деланию, к Русской Церкви, к русскому народу. Вы его наставления и пример приняли к сердцу, и, я уверен, что вы будете продолжать воплощать в себе дух и стремления владыки Виталия. Я хотел бы в этот день вспомнить недавно скончавшегося священно-архимандрита Киприана, который принимал участие в воспитании целого поколения архипастырей и священников. Мне недавно попала переписка архимандрита Киприана с одним архипастырем, где отец Киприан пишет о порядочности, о честности и о духовной чистоте молодого епископа Манхеттенского Лавра.

И, последнее, с нами сегодня и приснопамятный архиепископ Западно-Американский и Сан-Францисский Антоний, который вас так любил и ценил за умеренность, преданность Церкви и за рассудительность. Когда бывали трудности в церковной жизни, владыка Антоний не решал вопросы сам, а неуклонно советовался со своими собратьями-архиереями. В первую очередь он звонил вам, владыка, в Свято-Троицкий монастырь. Верю, что ныне в Церкви торжествующей с нами радуются и за вас молятся святители: Анастасий, Виталий, Антоний и другие, а мы здесь на земле, в Церкви воинствующей, будем за вас молиться, владыка святый, дорогой митрополит Лавр".

Заключительное слово на торжественной трапезе сказал сам митрополит Лавр. Владыка подчеркнул, что хотя и искренно благодарит всех за их любовь, приветствия, молитвы и выражения радости, душа его скорбит... Она скорбит о том, что столько душ вовлечены ныне в раскол, скорбит о маститом и многоуважаемом высокопреосвященнейшем митрополите Виталии, которого любит и который много пользы принес Святой Церкви за свою длинную жизнь, но которого окружили ныне недоброжелатели и воспользовались его старческой немощью, наущая ему клевету на Архиерейский Собор. Владыка Лавр далее сказал, что также скорбит об ушедших от нашей Церкви пастырях и мирянах, и молит Господа о вразумлении всех. В конце митрополит Лавр, со слезами на глазах, попросил у всех укрепляющих святых молитв о себе и о нашей, претерпевающей великую бурю, Церкви.

 

* * * * *

 

Митрополит Лавр является по счету пятым первоиерархом Русской Церкви Зарубежом и старшим, после митрополита Виталия, по епископской хиротонии из архиереев Русской Православной Церкви заграницей. У престола Божия он предстоит уже около 50-ти лет. Чада Русской Зарубежной Церкви знают о нем, как об иерархе, отличающемся рассудительностью, смирением и любвеобильностью. Однако малоизвестны в широких кругах монашеские подвиги 74-летнего старца. О них знают и ежедневно их наблюдают, пожалуй, только насельники Свято-Троицкого монастыря и семинарии. Братия и семинаристы относятся к своему владыке как к истинному авве, ничего важного не дерзая решать без его мудрого совета и благословения; для них, более высокого авторитета в монастыре не существует и, наверное, никто не смог бы дать им более исчерпывающего ответа на самые разные вопросы, начиная от богословия и литургики и кончая лингвистикой и философией.

Владыка Лавр — ревностный монах и хранитель монашеской дисциплины, к которой он приобщился еще на Карпатах, одиннадцатилетним юношей став на этот подвижнический путь и поступив в стены святой обители. Высокопреосвященнейший владыка не изменил этому, полному самоотречения, иноческому пути и теперь, когда стал главою всей Русской Зарубежной Церкви; это он наглядно показал, приняв на себя еще одно послушание, тягчайшее из всех — первосвятительство. Став митрополитом, он, как и раньше, ежедневно посещает богослужения полунощницы (по воскресным дням сам читая канон Живоначальной Троице), литургии и повечерия, благословляя братию на грядущий сон и на предстоящий трудовой день. Владыка еженедельно возглавляет полиелей на всенощном бдении и воскресное архиерейское богослужение.

Ключевую роль играет митрополит Лавр и в жизни Свято-Троицкой духовной семинарии при Свято-Троицком монастыре. Вот уже 25 лет он состоит ее ректором, председателем педагогического совета, преподавателем с 1954 г. (в настоящее время митрополит преподает догматику и каноническое право), редактором "Семинарского листка". Через него проходят все прошения и анкеты абитуриентов и с его благословения принимаются в семинарию новые студенты. Владыка сам лично экзаменует выпускников на их заключительном устном экзамене, а также проверяет их дипломные работы. Он воспитал многие поколения священнослужителей и нескольких архиереев, с большим теплом теперь благодарящих своего наставника за поддержку и окормление, оказанное им владыкой в их трудные студенческие годы.

Став митрополитом, владыка Лавр продолжает нести свое прежнее послушание главного редактора всех периодических изданий Свято-Троицкого монастыря на русском языке, а именно, журналов: "Православная Русь", "Православная жизнь" и "Православный путь". Также новый митрополит остается на посту редактора официального органа Русской Зарубежной Церкви, журнала "Церковная жизнь", издающегося при Архиерейском Синоде.

В какое трудное для нашей Церкви время выпало служение владыки Лавра! Как нелегко возглавлять церковный корабль, с обеих сторон обуреваемый грозящими расколом ветрами. Как сложно вывести корабль из бури напастей. Один здесь выход, одна надежда — Христос Спаситель. Только крепко держась истины Христовой и закона божественной Любви сможет наш церковный корабль достичь тихого пристанища в этом бурлящем житейском море искушений и вражьих наветов.

Да благословит и укрепит Господь Бог со Пречистой Матерью Его и со всеми святыми земли русской нашего любимого и почитаемого Первоиерарха, Высокопреосвященнейшего митрополита Лавра!

Ис полла эти Деспота!

Составил Виталий Евфименков
Свято-Троицкая духовная семинария,
Джорданвиль

[главная] [новости] [епархии] [история] [наше наследие]